Проверяем обновления...
Загрузка страницы
Пожалуйста, подождите...
В сети



Мы в соцсетях



Медицина для всех!!!




В 1907 году, когда Эстер Пол избрали комиссаром по здравоохранению города Портленда, она уже была довольно известным человеком. Эта симпатичная 35-летняя женщина с собранными в пучок волнистыми волосами объезжала своих пациенток на велосипеде, ведя акушерское наблюдение, и работала в Комитете по здравоохранению. Теперь же она стала офицером и главным врачом, ну а в историю Эстер Пол вошла как женщина, в одиночку предотвратившая вспышку чумы в крупнейшем городе США.

На тот момент Пол уже имела опыт борьбы с широко распространенными инфекционными заболеваниями – оспой, коклюшем и туберкулезом, которые справедливо считали крупнейшим злом начала XX века. Летом же 1907 года перед женщиной-врачом встала еще одна, более опасная угроза: бубонная чума. Инфекция свирепствовала в Америке, и вспышку эпидемии со дня на день ожидали в Портленде. Эпидемия здесь мола принять невероятные масштабы, ведь это был один из самых крупных городов по числу жителей (к 1910 году горожан насчитывалось более 200 тысяч.).

Вооружившись новейшими научными данными и решив не повторять ошибок, допущенных властями и медиками других городов, Эстер выстроила свою стратегию. Прежде всего, она определила главных врагов – это крысы и блохи.
Опубликовано 01 Jul 2020 ProMedAll


Эйам - это небольшая деревня в Англии, которая находится в национальном парке Пик Дистрикт. На момент переписи 2011 года население составляло 969 человек.

Эйам хорошо известен как «чумная деревня». Это связано с коллективным актом самопожертвования, который жители деревни совершили во время вспышки бубонной чумы в 1665-1666 годах, когда они решили изолировать себя, чтобы предотвратить распространение инфекции в соседние деревни и более широкое сообщество.

Эта история началась в конце августа 1665 года в коттедже, в котором проживали Мэри Купер и два ее сына. Мэри была вдовой, которая недавно вышла замуж за человека по имени Александр Хэдфилд, местного портного. Коробка с тканью из Лондона прибыла для мистера Хэдфилда, который в то время был далеко от дома. Его постоялец и, по слухам, ученик Джордж Викарс открыл коробку и, найдя влажную ткань, выложил ее, чтобы она высохла у огня.

Вскоре Джорджу стало очень плохо. Считается, что ткань содержала крысиных блох, которые были заражены бубонной чумой. После укуса этих блох Джордж умер в течение недели, а его похороны состоялись 7 сентября. В течение двух недель произошло еще несколько смертей. Эдвард Купер, четырехлетний сын Мэри, был похоронен 22 сентября, а Питер Хоксворт, который жил поблизости, был похоронен 23-го. Томас Торп, который также жил в том же ряду коттеджей, был похоронен 26 сентября, а 30 декабря - его двенадцатилетняя дочь Мэри. Сара Сидалл жила через дорогу, и она также умерла 30 сентября.
Опубликовано 13 Sep 2019 ProMedAll


В XVI — XVIII веках санитарное состояние судов было крайне низким. Трудно сказать, что наносило больший урон мореплаванию — эпидемии или кораблекрушения. Британское Адмиралтейство ввело суровые законы против «Корабли чумы». Начиная с 1701 года ни одно судно не могло войти в английский порт без карантина. Если после специального досмотра оказывалось, что на корабле есть заболевший чумой, капитан должен был немедленно выйти в открытое море. Эти законы соблюдались с твердостью, которая порой граничила с жестокостью.

В 1730 году в Смирне вспыхнула эпидемия чумы. Корабли «развезли» ее чуть ли не по всем портам Средиземного моря. В Лондоне стало известно, что из Мессины к берегам Англии направляется «чумное» голландское судно. Когда оно подошло к Плимуту, навстречу вышла английская эскадра и дала залп. Получив несколько пробоин, несчастный корабль вынужден был уйти в Атлантику.

Известна трагическая история другого голландского судна, которое в 1773 году зашло в один из средиземноморских портов, чтобы пополнить запасы воды и провизии. Когда корабль уже был на рейде, портовые власти узнали, что на его борту от чумы умерли капитан и четырнадцать матросов. Судну приказали немедленно выйти в море. Оно взяло курс на Тунис. Но весть о страшном «голландце» уже разнеслась по всему Средиземноморью. Тунисский порт оказался для него тоже закрытым. Тщетными оказались и попытки 23 оставшихся в живых моряков войти в Неаполитанский залив. Отверженное судно не подпускали на пушечный выстрел. Особенно боялись его французы, у которых еще свежо было воспоминание о том, как полвека назад от чумы, занесенной каким-то кораблем, умерла половина жителей Марселя.

Без воды, без пищи один за другим погибали голландские моряки на борту обреченного судна. Наконец оно вышло в Атлантический океан. Впоследствии «чумной корабль» не раз встречали у Азорских островов. Никем не управляемый, он несся под всеми парусами к неотвратимой судьбе корабля-призрака.

В XVII — XVIII веках таких случаев было немало. Из «Летучих голландцев» можно было составить целый флот.
Опубликовано 18 May 2019 ProMedAll


Столкновения между Японией и Китаем начались ещё в 1931 году, а через шесть лет разразилась настоящая война, унёсшая жизни миллионов китайцев.

Япония показала себя жестоким агреcсором, который не брезгует массовыми казнями, пытками, мородёрсивом и запрещёнными видами оружия. Впрочем, Империя ни от чего и не отказывалась. Печально известный ныне Отряд 731 был изначально неприметной военной структурой, называвшийся "Главным управлением по водоснабжению и профилактике частей Квантунской Армии". В действительности, как вы знаете, деятельность этой структуры не была никак связана с водоснабжением. Работать "кухня дьявола" начала в 1932 году прямо на оккупированной территории Китая. Отряд не только ставил различные полубезумные эксперименты на живых людях, но и выполнял конкретные задачи.

Важным пунктом их работы была реализация планов по использованию бактериологического оружия. И одним из его видов была Yersinia pestis (чумная палочка). Япония, как и многие другие страны, в своё время была солидарна в борьбе с чумой и имела при себе образцы живых бактерий. Увы, они не пошли на благое дело.
Опубликовано 13 Feb 2018 ProMedAll


В августе 1771 года эпидемия чумы в Москве достигла такого размаха, что люди стали умирать на улицах. Симонов монастырь был переоборудован в «опасную больницу» на 2000 коек. Её главный врач Данило Самойлович задумал два новшества в эпидемиологии: прививки от чумы и дезинфекцию вместо сжигания.

Герой борьбы с московской чумой 1771 года оказался на месте случайно. 28-летний полковой лекарь Данило Самойлович из-за «жестокой лихорадки с кровавым поносом» был признан негодным к полевой службе. Он получил назначение в гарнизон Оренбурга, куда и направлялся из Бухареста проездом через Москву. У Самойловича не было денег на дорогу, он хотел одолжиться у докторов московского военного госпиталя. Но увидев, что там творится, нарушил приказ и не поехал в Оренбург, а включился в борьбу с чумой.

Эпидемия была объявлена без уточнения, что это чума. Главный врач Москвы Андрей Риндер приезжал в госпиталь, где лежали первые заболевшие. Сознавая, с чем имеет дело, беседовал с докторами через огонь, как во времена Чёрной смерти, а наверх доложил, будто это «прилипчивая лихорадка».
Опубликовано 14 Dec 2017 ProMedAll

<< 1 2 3 >>

Powered by CuteNews




Популярные статьи:
Женские болезни: Акушерство:
Болезни крови: Детские болезни:
Хирургические болезни: Военная медицина:
Диагностика: Диеты:
Неврология: Дерматология:
Инфекция: Психические заболевания:
Детская хирургия: Терапия:
Урология:



Каталог русскоязычных сайтов AddsSites, размещение прямых ссылок.
MyMed

Каталог сайтов: Медицина
Каталог ссылок Hi-Man, Top 100.


"Варнинг"

Копирование материалов без размещения ссылки на наш сайт ЗАПРЕЩЕНО!!!
Авторские права на все материалы принадлежат их авторам.
Представленная на сайте информация не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой очной консультации лечащего врача.